Как-то все руки не доходили рассказать со всей этой политотой и обнищанием трудовых масс, а между тем, живет такой писатель - Игорь Поночевный. И даже много уже написал всяких рассказов. Или где-то даже рассказцев. Не глыбы отливает, чего нет, того нет. Но зато каждый практически день, и если даже не рассказ, то пост, и немногим хуже.

Нет, он не Лев Николаевич и не Владимир Георгиевич, и уж тем более не Виктор Олегович, И. Поночевный масштабом поменьше будет. Гоголь, Чехов - вот его уровень. Но попроще, конечно, местами типа Зощенко кое-где порой. Питерский притом, что отчего-то сразу видно, уж не знаю, отчего. Писали так в Питере когда-то, ну, вы помните.

Какова роль И. Поночевного в современном культурном процессе? Она весьма велика. Ведь в чем социальный функционал писателя? Писатель воспитывает души и умы. Некоторым для этого требуется написать много тысяч учетных листов, чтобы читатель, пораженный масштабностью охвата мыслью, замер и впитал. Но разве это -- воспитание? Так, тренировка упомянутых качеств, если вообще не дрессировка авторитетностью.

Поночевный же исполняет свое социо-культурное предназначение просто: если вам не нравятся его рассказы, значит, что-то с вами серьезно не в порядке, что-то очень сильно не так, и пора уже задуматься, как же вы жили раньше и как собираетесь продолжать.

Вот такой вот есть писатель Игорь Поночевный.

хехе
Между тем, все мы читаем, конечно, конгениальный великолепию рассказ высокоуважаемого Домкратова: Экстраполяция.

хехе
Ворота в монастырской стене. Раскрыты настежь, в глубине двора уткнулись в древнюю, с багровыми кирпичными проплешинами стену лоснящиеся черным туши мерседесов и бентли. Широкий проем надежно перегорожены шлагбаумом, надежно охраняющим не только въезд, но даже вход.

У ворот на стуле, спинкой прислоненном к стенке будки, кемарит на ласковом вечернем солнышке охранник.

К шлагбауму подходит простецкого вида мужичонка, в видавшем виды пиджаке, пыльных ботинках и пузырящихся на коленах брюках, и мнется, ища глазами проход.

-- Вы к кому? - вскидывает голову охранник.
-- Я к Иисусу Яхвовичу...
-- Вы ошиблись, тут таких нет.
-- Ну как же?.. Иисус Яхвович, Назорейский. Мне сказали, что от точно здесь.
-- Нет у нас таких, мужчина.
-- Но, может, раньше...
-- И раньше не было.
-- Эх... жалко. Я почему-то так и думал. Извините...

Но охранник уже прикрыл глаза и вновь погрузился в мягкую дремоту.

хехе

Читывая "Роман", восхищался было всеобъемлющим гением автора. Вот, неспешно размышлял я, это ж надо так умудриться, чтобы в одну фамилию уместить весь хруст французской булки разом - и это в ту пору, когда Пеленягрэ числился каменщиком под Калугой и покупал заочно зачеты.

Увы, и тут тупой реализм: в одной только Москве Воспенниковых проживает несколько десятков.

хехе

Читаю "Теллурию", охуительная штука.
Написана в жанре "френдлента".

хехе

СРКН, конечно же, убийца русской литературы. Вот вроде надо бы что-то написать - ан нет, он уже все написал. Хочется написать лучше - эх-ма, куда там лучше.. И так во всем.

Что же остается делать нам, несостоявшимся литераторам? Только, смирив гордыню, всячески помогать Владимиру Георгиевичу в его трудах во славу русской словесности, кто как может.

Вношу свой посильный вклад. А конкретно, дарю нашему гению еще один штришок, дополняющий будущую реальность (чай, не доживем): самовозжигающаяся лучинушка. Представляет собой сермяжную лучину из берез родных осин, но - умную, умеющую, будучи вставленной в светнИцу, самовозжигаться, когда стемнеет, и нести свет освещения в дома русским людям, тихонько при этом напевая соответствующую народную песню.

Светница - тоже интересное устройство. Бывают вагинальные светницы и анальные, инкрустированные вкруг мормолоновыми стразами. Живородные, конечно. Гомосексуальная аристократия предпочитает вагинальные, элита же опричнины - наоборот. Ну и вставляют лучинушки все сообразно социальному темпераменту - кто, жеманно оттопырив мизинец, а кто неистово, размашисто, кряжисто крякнув.

Надеюсь встретить эти бытовые подробности на страницах следующих произведений.

хехе

Алеша Оппович на днях накатал очередную простыню супротив Иваныча. Мол, не следит за сыном, а тот - ого-го! ворует!

Все это вранье, а Навальный просто не знает ничего. Дело же было так.. Read more... )

Так все и было, и я там был, бюджет пилил, между рук неслось, да в карман не попало.

А кто не верит - тот гандон белоленточный и враг России.

хехе

Ознакомился с сетованиями Быкова. Краткое содержание многобуквенного микроэссе: гнилые семь лет, где писатели, где издатели, ничего нет, кроме хуйни, но, может быть, когда-нибудь, Россия вспрянет ото сна и что-нибудь появится.

Увы и ах. Не появится. Никогда. Ни в России, и нигде. И не потому, что перевелись таланты, доля талантов в населении - величина более-менее постоянная. И не гнилой режим тут виноват. Изменился рынок.

В маркетинге различают "рынок покупателя" и "рынок продавца". На рынке продавца диктует тренды и условия продавец - покупатель ждет, что ему продавец предложит, и что предложит, то и купит. Империя Эппл - один из последних оставшихся реликтов рынка продавца. На рынке покупателя условия и тренды диктует покупатель - он выбирает из множества предложений то, что ему нужно.

До Интернета в литературе (и не только) всецело господствовал рынок продавца. Благодарные читатели нетерпеливо ждали, что еще им напишет Пушкин или Агата Кристи, и тотчас же по мере издания написанного бросались на базар, книгу понести.

Теперь, господа писатели, все. Кончилось ваше время. Кончилось время литературы писателя, настало время литературы читателя. Читатель мало того, что выбирает, что из бесчисленного множества предложеного ему читать, он еще и сам формирует свою книгу на ночь.

Откройте мою френдленту - вот мой живой роман. Откройте френдленту девачки с лиру - там ее живой роман. Чтобы заставить меня или ту девачку прочитать что-то, выбивающееся из этого нескончаемого потока героев, мнений и судеб, придется затратить немало усилий - и они не окупятся материально, хоть ты десять роскомпотребнадзоров на нас напусти.

Времена - они меняются, и никакому гению их в лоб, по-старинке, не одолеть.
Придется приспосабливаться и искать адекватные формы.

хехе

- Встать! Суд идет!

Послышался глухой ропот поднимающихся со скрипучих стульев тел, горячий плотный воздух в зале чуть всколыхнулся. Снаружи бушевал невиданно жаркий в наших краях июль, стрелка осциллографа каждый день упиралась в отметку +38 и дальше уже не шла, не было сил.

Температура в зале суда была еще выше, но насколько выше - никто не знал и даже не пытался примерно прикинуть. Малейшее умственное усилие порождало лишь очередные капельки пота подмышками, и присутствующми давно уже овладело тупое безразличие ко всему - к судьбе обвиняемого, своей судьбе, жизни родных, детей, внуков... Собравшиеся в зале журналисты вяло ожидали завершения этого затянувшегося процесса - чтобы скользкими от проступившего на кончиках пальца мокрого жира нажать, наконец, клавишу Enter на клавиатуре редакционного ноутбука и отправить в редакцию еще зимой присланный из Администрации Президента репортаж.

Судья, женщина средних лет, с набрякшими полукружиями под усталыми, неожиданно молодыми глазами, плавно (ох, нелегко же давалась ей эта плавность!) взошла на подиум и застыла, решительно уперевшись костяшками пальцев о столешницу, за судейским столом.

- Именем Российской Федерации... подсудимый... что показывают показания живых свидетелей... прокуратура... платежка 123200003444004000444 на счет 000017745000400039444400033 ИНН 045121124 БИК 144004537 от 12.11.1994...

Полчаса чтения приговора пролетели незаметно, насколько незаметно могу пролететь полчаса в помещении, система вентиляции которого была разработана и построена почти двести лет тому назад.

- Суд постановил признать... виновным в совершении преступлений по статьям...

- Эх, пифка бы, холодненького! - Петя живо представил себе бутылочку Хайникена в холодильнике. Вот он открывает ее, мягкий желтый свет подсвечивает капельки влаги на зеленом, светящимся изнутри, как в рекламе на России-1, боку, как благословенная прохлада на миг охватывает горячую липкую ладонь...

-... к девяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима. Подсудимый, вам понятен приговор?

Лица присутствующих разом оборотились к плексигласовой коробке, внутри которой вот уже третью неделю томился обвиняемый (теперь уже перешедший в новый для себя статус осУжденного). Вентиляционные щели в прозрачных, хотя уже и начинающих мутнеть, стенках, были наскоро залеплены скотчем.

- Подсудимый! Вам понятен приговор? - в доселе механически беспристрастном голосе судьи проскользнули нервные нотки едва сдерживаемого раздражения.

- Подсудимый?

Из левой глазницы подсудимого показалась бурая, лоснящаяся под светом нещадных прожекторов видеокамер, медведка и нехотя, лениво пошевеливая на ходу длинными задними усиками, поползла по скуле вниз; обогнув зияющую в жарком сиянии софитов дыру в щеке - изнутри которой желто поблескивает пара уцелевших на нижней челюсти коренных зубов - скользнула к подбородку. Чуть замешкалась на секунду - огляделась вокруг? Потом вдруг неожиданно проворно пробежала по дряблой, синюшного цвета, с расплывшимися фиолетовыми пятнами шее - и скрылась под зазеленевшим плесенью воротничком когда-то кипенно-белой сорочки от Prada.

Судебное заседание объявили закрытым.

хехе

Жыл да был добрый молодец. В тридевятом, разумеется, царстве и, соответственно, государстве. Государство то было не то, чтобы бедное, но и не особо зажиточное, зато богато в нем было комаров, слепней да оводов всяких-разных, и столько их было, что лейб-насекомолог три лупы взглядом протер, силясь всех их классифицировать, чтобы по науке вышло.

Оводов, слепней и комаров в том царстве-государстве было много, и добрых молодцев достаточно, а вот репеллентов годных было мало. Не хватало все что-то. Бывалоча, поручат какому боярину завести в отечестве годные репелленты, чтобы на всех хватило, боярин злата из казны хватанет под энто дело - аж нужник на летней даче по краям очка золотой плиткой покрывается - а все опытными образцами и ограничивается.

Царю того царства-государства казнить бы того боярина по-хорошему - да как, если опытный образец Царю помогает? Рука не поднимается же. Так что, награждает царь верного боярина своего, а следующую закупку другому поручает - вдруг тот, другой, годное средство симпортирует? Ну и так далее, и тому подобное, все двадцать лет и три года.

В силу этих вот всех государственный усилий естественный отбор вывел осредь народца таких добрых молодцев, каковые одним махом семидясежды семерых оводов убивахом, а с ними и семь раз по семь в степени семь слепней да комаров. А первым среди них слыл Алеша Оппович, про которого молва такая ходила, что стоит лишь ему брови нахмурить, как комары, слепни да оводы враз аж жужжать притихают.

И вот, прослышав про славу такую Алешину великую, призвал его Царь того царства-три-на-девять-государства и повелел: мол, типа, хули там, да и хуй бы с ним, но научи ты меня, Алеша Оппович, как всех комаров, слепней да оводов - и чтоб одним махом всех нахуй фпесду побивахом.

Царское слово - Закон. Научил добрый молодец Алеша Оппович Царя приемчикам заграничным, Царь их выучил, да кааак хвать себя по яйцам!!!

Тут и сказочке конец, а кто схавал - молодец, чо.

хехе

Виктор Олегович!
Скажите, зачем Вы ебете мозг?

хехе

ЗЫ: нет, я еще не дочитал до конца, я только что добрел до корабля и этого, как его. Надеюсь в конце не получить ответа на свой вопрос.
А то он меня разочарует.

хехехе
Почитайте новый роман Антона Ботева "Кот Шредингера", вот здесь его можно забрать. Автор ждет отзывов, но тут я пас, потому что ничего не понял (думаю, так и было задумано, чтобы читатель ничего, конечно, не понял, но почитал). Отмечу лишь, что если ваш мозг слишком залежался в добропорядочной упорядоченности, то эта книга преотличненько способна его из этого состояния - а состояние добропорядочной упорядоченности есть состояние с минимумом потенциальной, а также кинетической энергии - вывести.

По этому параметру "Кот Шредингера" лично для меня может сравниться разве что с повестью "Жилец", но это сравнение абсолютно некорректно, ибо "Жилец" - это попса, а "Кот" - большая литература. Насколько большая? Да кто его знает. Вообще, трудно что-либо внятное сказать про эту повесть, потому что не вполне понятно, о чем она. Нет, то есть, канва прописана четко: некто путешествует по туманной Карелии (про туман в книге ни слова, но как-то становится понятно, что он там всегда) в поисках очередного Грааля - ну и пусть себе путешествует. В конце, конечно, добирается до него - в противном случае никакого конца у книги бы не было, и автор до сих пор писал бы ее и писал, писал бы ее и писал... Чтобы остановить этот изматывающий процесс, герой повествования свой Грааль и находит - разумеется, ничего нового по итогу не обнаруживается, все же знают и про Шредингера, и про Бога, и про их кота, но суть не в этом же. А в чем - непонятно, и это хорошо. Еще финал придает роману форму, то есть, завершает некую упорядоченную структуру некоей точкой, глядя с которой становится яснее, зачем, к примеру, эта нищенка в самом начале карельской эпопеи и т.д., но это ведь это у всех такое так, так что, нечего об этом и говорить.

Еще хочу предупредить непредупрежденного читателя о том, что "Кота" надо читать два раза. Конечно, кто-то может получить всю полноту впечатлений и за один проход, тут дело в том, что я давно читаю книжки только в метро, когда сижу в туалете, и еще перед сном; на метро я сейчас практически не езжу, а засыпаю быстро, правда, стул регулярный - поэтому читал я это произведение хотя и регулярно, но урывками, надо бы прочитать еще разок - тогда прошлые урывки начнут интерферировать с будущими (когда я снова буду читать), и из этого может выйти что-то еще более интересненькое, чем даже придумано автором.

К недостаткам я бы отнес некоторые стилистические огрехи, как то, например, порой из плавного литературно обработанного текста вдруг занозой вылезает какая-нибудь "жопа мира". По счастью, такое случается нечасто; другой, на мой вкус, стилистический недостаток - слишком много "и т.д.", хотя, опять же, трудно со всей определенностью сказать, сколько раз "и т.д." может встречаться (в процентах) в пределах трех-четырех абзацев, чтобы не прибить немного авторскую манеру изложения. Возможно, автор и пофиксит эти баги, но на его месте я бы не стал ничего делать до получения аванса, а кто ж ему этот аванс даст?

Подытоживая сию рецензию, упомяну еще неупомянутое:

1) если кто не понимал квантовой механики до прочтения романа, то и после его прочтения ее не поймет, и даже не старайтесь, да и зачем;
2) < спойлер > герой в конце концов обретает ответ на главный вопрос своего существования: "СКОЛЬКО НУЖНО ИМЕТЬ ПРОЦЕНТОВ ТЕЛА, ЧТОБЫ В НЕМ БЫЛА ДУША?", но, поскольку этот ответ лежит в области определения все той же квантовой механики, он остается абсолютно бесполезным в этом вашем макромире< /спойлер >

хехе

ЗЫ: но зачем Боп? куда Боп? почему Боп? ну да ладно, не на все же вопросы давать ответы.

Маленький памфлет на тему того, что ожидает человечество в не столь уж далеком будущем. Ну, если и не все человечество, то его часть, занимающую 1/7 суши - запросто. Первые шаги уже делаются.

Слава Богу!

(можно еще почитать в ЖЖ автора)
хехе

ЗЫ: я сечас работаю над потенцированием сего профилактического средства, думаю, степень разбавления 200 будет в самый раз.
Правда, из меня никакой гомеопат.

хехехе
На помост, натужно взрыкивая дизелем, въезжает по устроенному из стальных листов пандусу крытый выцветшим до серого брезентом камаз.

- Привезли! Привезли! - выдохнула морозным паром площадь...

Дверца кабины распахивается справа, Главный Адоптер неуклюже спрыгивает на пружинящие под ногами доски, но тут же приосанивается и степенно подходит к микрофону, привязанному веревкой к окружающим помост перилам. Чтобы было слышно, приходится довольно низко наклоняться, отчего речь его приобретает интимный, доверительный характер.

- Товарыщы! Расэяне! Меня завут Ахмэт Махмутгыреевыч! Я нэдавно в расэй из таджикьстан и назначн на главный адоптер округа, это отшен атвэсвен дел! Паздрявлай вас с празднык вазвращэный! Ура!

- Урррраааааа! Урррррааааа! - стройно подхватили в толпе молодонашисты, по толпе лениво прокатился невнятный одобрительный ропот...

- Таварыщ расэяне! Соотэчесвеннык! Сэгодн у нас знаминатэлн дэнь! Ми и наши орган вэрнул на родын еще пят сырот! Пят сыроток!!! Ура!!!!!

- Урррраааааа! Урррррааааа! - стройно подхватили в толпе молодонашисты, но на сей раз площадь ответила им совершенным молчанием. Все ждали уже начала праздника.

- Тыпэр сыроты вэрнулс на родын и никто не сможет прычыныт им врэд! - продолжил оратор. - А в памят замучанный Дыма Яковлэв объявляу мынут малчаный! Ибрагым! Аткрывай!

Над площадью нависла гнетущая тишина. Из кабины вывалился шофер, маленький юркий таджик в диковинно смотревшейся на нем армейского образца ушанке, подбежал в заднему борту грузовика и энергично завозился с замерзшими засовами, задергал, подпрыгивая. Через несколько секунд борт с коротким лязгом откинулся, и Ибрагим в тот же миг ловко заскочил внутрь.

- Объявляй мынут малчаный закончэн! Прашу дабрапажалыват сыроток на родной зэмля, да!

Из черноты кузова послышался детский плач, и вот, первая сиротка вылетела, кувыркаясь, из грузовика, и совершив несколько беспорядочных кульбитов в воздухе, брякнулась плашмя на помостки. За ней последовала другая, третья... дети с глухим стуком падали на доски, наконец, сверху на них свалился последний русский сирота, пухлый негритенок лет четырех.

- Таварыщ! саотэчэсвеннык! Посмотрыт на этых дэтей! Их мучали и ыздевалс бездуховный амэрыкан парентз! Вот, гляды, сыняк какой!!! - главадоптер подхватил одну из валявшихся на полу девочек за голенькую, начинающую уже синеть от холода ножку, с легкостью поднял на вытянутой руке над головой и энергично потряс. Коротенькое платьице откинулось, закрывая малышке лицо и открывая беленькие трусики и худенький животик, на котором, действительно, можно было разглядеть что-то вроде синячка.

- Сматры! Всэ сматры! Ее билы! Насыловал! Вот! - оратор зацепил согнутым в крючок палец свободной руки трусики промеж ножек и быстрым движением разодрал их. Вот! Выдыш? Насыловал! Вот так! - палец уже полностью погрузился в лоно сиротки. - Но тыпер она дома! Мы не дадым ее в абыд! Вэдь не дадым? Не дадым?

- Урррраааааа! Урррррааааа! - стройно подхватили в толпе молодонашисты, УРРРРААААА!!!! - вдруг громом грянула площадь, и оратор почти без размаха зашвырнул тельце ребенка далеко в толпу. Быстро нагнулся за следующим. Размахнулся, бросил чуть левее, затем, ухватив третьего сиротку, то ли мальчика, до ли девочку - спасли из гомосексуального брака - метнул его вправо. Четвертого сироту не глядя зашвырнул назад, за ним последовал и пятый, негритенок.

- Таварыщ! Прашу патрыот родын удочерят и усыновлят! Справку можно получить в городском загсе немедленно. На этом прашу разойдись.

- Разойдись! Рррразойдись! - стройно подхватили молодонашисты и принялись умело рассекать толпу на фрагменты, оттсесняя к выходам с митинга. Через десять минут площадь уже опустела, грузовик уехал, и помост уже практически разобрали работящие гастарбайтеры.

На замусоренном асфальте остался валяться пухлый негритенок.
Его никто не взял.

хехе

Вот я веду жыжешечку, читатели уже есть, казалось бы, твори, выдумывай, пробуй! Хочешь - в стихах, хочешь - в рассказах. Или даже хучь кино снимай на фронтальную камеру - все будет хорошо!

Я бы и рад, друзья мои, но конкуренция-то какая, а? Ведь что ни напиши, все бледнеет и склоняется пред суровым трагироманом нашей жызни. Ну вот, например, только вылез снова в ленту, как на тебе - того-сь:

Я очень хочу снова приехать в Мордовию, хочу посидеть на берегу пруда с удочкой, половить рыбу, погулять по березовым рощам, питаться зернистой икрой, живую ловить осетрину, кататься на тройке над Волгой-рекой и бегать в колхоз по малину!

Чтобы в таких условиях Творить, нужно быть Рабиновичем или Ботевым. А все остальные блекнут, и я осредь них. Просите меня.

хехе

Моя уйутненькая недаром называется "Живой роман Пробежего". Давным-давно я даже публиковал литературоведческое микроэссэ на этот предмет (пруф). В этом нескончаемом романе я - один из персонавторов, и вокруг меня их великое множество.

Чтение живого романа затягивает, как и любая талантливо написанная книга. Особенно ценны в этой книге моменты катарсиса. Вот живет в нашем романе очередной второстепенный персонаж, причем, живет в каких-то своих пространствах, с вашим не пересекающихся, и вдруг донесет до вас ветер всего одну его реплику - и сразу персонаж раскрывается. "Раскалывается до жопы", пардон за жаргонизм.

Вот свежий пример, персонавтор - некто Стешин:

"Своим молчанием агдамов лишь подтверждает свою вину. у меня нет другого объянения."

Это не продуманный литературный ход, это живая речь существа, мнящего себя человеком. После этого он может переписывать от себя хоть Иисуса Христа, поздно. Весь он тут на ладони, во всей своей мерзотности.

хехе

ЗЫ: Бывают и другие случаи, когда все ровно наоборот - и в паре слов персонавтор нечаянно утверждает прекрасную метафору о божественном происхождении человечества, но я такие случаи слишком ценю, чтобы выставлять их на всеобщее обозрение. Читайте мою фленту, там есть.

хехехе

Откликнулсо

Бабушка очень давно как не видела внука. Последний раз - когда приезжал он к ней на летние каникулы. Год какой был тогда на дворе, она уже и не припомнит, вот вроде Машка отелилась рыженьким, хотя все коровы (а и оставалось-то их четыре на всю деревню) черно-пестрые были, и бык тож.

А теперь вот совсем стало жить невмочь. Дед помер уж десять лет как, последний сосед, Николай, который, бывало с дровами поможет, повесился в третьем году, а этой осенью и хлебовозка ходить перестала.

Вот, привезла невестка к внуку в город, на жительство.

А ВНУК -- ПОЛИЦАЙ!!!

хехе
Юноша зевнул, кинул письмо на пол:
– Все-таки пеньтань этот Медведев, а? Путин осторожно пожал сутулыми плечами:
– Не очень умный человек.
Юноша отхлебнул пива:
– Роспил я уже полгода не содержу, спиртзавода у меня в помине не было, рипс шен шен. А в ЗВЕЗДЫ целовать липкий Dmitry никогда не умел. Он умел одно – сопливить отношения. А ты знаешь, сяочжу, как я не выношу этого.
Он встал:
– Значит, ты уверен, что прямоугольный гребень не подведет?
– Абсолютно, господин AN.
Юноша потянулся своим тонким телом, хрустнул костяшками пальцев и визгливо выкрикнул:
– Зер-ка-лааа!
Вокруг него поплыли три зеркала.
– Набрось, – приказал он Путину.
Путин осторожно поднял со стальной доски пласт голубого сала и накинул на костлявые плечи юноши. Составленная из 416 шматков, накидка светилась голубым, доходя юноше до пояса. Путин застегнул замок молибденового ошейника. Юноша поправил его, уперся руками в бедра, неотрывно глядя в плывущие зеркала:
– Если я на Пасхальном балу раскрашу носорога – пойдешь к моему деду в навигаторы.
– Все будет хорошо, – натянуто улыбнулся Путин. Юноша покружился, накидка тяжело прошелестела.
– Ну? Похож я на Обаму? – спросил он свое отражение.
– Как две капли, – ответил Путин, и с хорошо скрытой ненавистью посмотрел на него.

хехехе

August 2017

S M T W T F S
   1 2 3 45
678 9 101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 16th, 2017 11:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios